2. Малкины. Хиславичи. Мотик.

Начну с истории семьи моего отца — Юрия Абрамовича Малкина. По его воспоминаниям Малкины были из местечка Хиславичи.

Краткая историческая справка

Историю возникновения еврейских местечек, располагавшихся преимущественно на территории Восточной Европы, принято начинать с XV — XVI веков. Польская шляхта, заинтересованная в расширении торговли и развитии ремесленного производства, охотно приглашала евреев заселять территории своих владений. В образовании автономных городков-местечек (от польского мястечко — городок; на идиш — שטעטל, штетл) большую роль сыграла система Магдебургского права. Жителям городов даровался целый набор привилегий: они освобождались от феодальных повинностей, имели независимый суд, на который не распространялась власть воевод, старост и прочих государственных чиновников. Так в еврейских местечках возникает система автономного самоуправления, гарантирующая не только безопасность и торговые преимущества, но и свободу вероисповедания, сохранение национальной идентичности.
В период польского правления расположенное на правом берегу реки Сож местечко Хиславичи принадлежало Мстиславльскому Воеводству. В 1766 г. Еврейское население Хиславичей составляло 237 чел. После раздела Польши в 1772 г. и перехода владения этим районом к России и до 1918 г. местечко входило в состав административного подчинения Мстиславльскому уезду Могилёвской губернии, Белоруссия, и являлось наиболее крупным местечком уезда, не считая самого Мстиславля. В 1847 г. в Хиславичах проживало 2205 евреев, а ещё через 50 лет, в 1897 г., количество евреев составляло 3901 чел., при общей численности населения местечка 5066 чел. (около 77%). Примерно в этот же период здесь были две церкви, одна синагога (по официальным данным. На самом деле, как свидетельствует Шуламит Мейзельман в своей книге «The Soloveitchik Heritage», в начале века в местечке было 8 синагог. В 20-е годы , до начала их закрытия, число синагог достигало 9), еврейская начальная школа и ешива. Владелецы местечка, графская семья Салтыковых, хорошо относились к евреям. Сам граф Салтыков даже выступил в их защиту во время т.н. Мстиславльского возмущения в 1844 г. Евреи в Хиславичах, как и в других местах в Черте Оседлости, были заняты, в основном, в торговле, ремёслах, преподавании и ведении мелких частных дел.
В период между Первой русской революцией 1905 г. и Октябрьской 1917 г. над евреями Хиславичей постоянно висела угроза погромов, волна которых прокатилась по многим городам и местечкам Российской империи. В целях защиты еврейской общины был создан отряд Самообороны. Вследствие этого погромщики уже не рисковали предпринять широкомасштабную акцию — кроме нескольких единичных нападений на евреев, погромов в Хиславичах за указанный период не было.

После Октябрьской революции, в 1918 г., часть Мстиславльского уезда, включая Хиславичи, перешла в административное подчинение вновь образованной Западной губернии. В 20-е годы Хиславичи вошли в состав Смоленской губернии. Могие еврейские семьи покинули Хиславичи, одни перебрались в большие города в центре России, другие были сосланы на Урал или в Сибирь за принадлежность к классу эксплуататоров. Те же, кто остался на месте, были впоследствии уничожены нацистами.

Итак, Малкины. 

Еще одна историческая справка.

Хотя в отдельных местностях Германии и Австрии в конце XVIII века доля евреев, имевших наследственные фамилии, была значительной, а в Пражской еврейской общине обладатели таких фамилий даже составляли большинство, всё же большинство евреев Восточной и Центральной Европы всё ещё не имело наследственных фамилий до конца XVIII века. Тем не менее необходимость упорядочения взимания налогов и рекрутской службы привела к тому, что на рубеже XVIII и XIX веков в Австрии (Австро-Венгрии), Российской империи и в германских государствах были приняты законы, обязывавшие еврейское население этих стран принять наследственные фамилии. После разделов Речи Посполитой в этих странах проживало свыше 90 % всех ашкеназских евреев, так что подавляющее большинство современных фамилий евреев-ашкеназов восходят именно к этой эпохе.

В Российской империи обязательность наследственных фамилий была введена соответствующей статьей специального «Положения о евреях», утверждённого императорским Именным Указом от 9 декабря 1804 года. 

Фамилия Малкин имеет свое происхождение от женского имени Малка. Кстати сказать, среди еврейских ашкеназских фамилий процент матронимических фамилий (произошедших от женских имен) наибольший в мире. 

 

С этой фотографии началось мое исследование. Семья Малкиных. Примерно 1932-1933 годы. Верхний ряд: Шевел Вайнштейн, Берта (Малкина), Абрам Ср. ряд: Куна-Либа и Хаим Малкины, бабушка Крейна, Мотл и Анна Малкины. Дети: Дора и Юрий, Иосиф, Давид.

В настоящий момент я еще очень многого не знаю и неизвестно, узнаю ли когда-нибудь о жизни моих предков. Это связано с тем, что документов о том периоде  практически  нет, а многие архивы Белоруссии были уничтожены.

Хиславичи или Петровичи?

Изучая историю своего рода, пришлось столкнулся с несколькими несоответствиями. Например, в военном билете моего деда, Абрама Иудовича Малкина, место рождения записано как «мест. Петровичи, Петровичского с/с, Могилевской обл.» Там же в графе «грамотность и образование» отмечено: «окончил начальную школу мес. Петровичи в 1914 году».  Но Петровичи находятся примерно в 24 км от Хиславичей! На рубеже 19-го и 20-го вв. в селе проживало около 1000 человек, были развиты ремесла, кустарный промысел и торговля. Были церковь, костел, синагога, больница, школа. Это одно из старейших местечек Смоленщины. 

Вот и первый вопрос, Хиславичи или Петровичи? И насколько можно доверять дошедшим до нас документам? В том же военном билете написано, что рост деда был 167 см, а на самом деле он составлял около 180 см. 

Юда Малкин

Идем дальше. Семейным ремеслом было кожевенное дело — одно из самых тяжелых, ядовитых и вредных ремесел. Дед Юда (с братом или с братьями — точно неизвестно) ездил по окрестным селам и закупал у крестьян кожу, потом ее обрабатывали и кроили. По воспоминаниям двоюродного брата отца (тоже Юрия Малкина),  они работали на зажиточных родственников, может быть на Оршанских (опять же это не точно). Судя по тому, что их не коснулись какие-либо репрессии 20-х 30-х годов, эксплуататорами они не были, поскольку  сами работали на кого-то. Фотографий Юды я пока не нашел (да и были ли они вообще?). Это все, что на текущий момент известно о моем прадеде — Юде Малкине. Хотя нет! Есть еще одно воспоминание моего отца. После смерти Юды, когда подошло время Абраму идти в армию (1919-1921 гг.?), за него хлопотал дядя Муля, чтобы дали отсрочку. Возможно, это был один из братьев Юды Малкина. Вот теперь все.

 

Бабушка Крейна

В живых осталось только четверо из многочисленных   детей бабушки Крейны. Остальные умирали при рождении или от болезней. Даже она сама даже точно не знала, скольких она родила. Дед Абрам рассказывал моему отцу, что были две девочки-двойняшки, за которыми он ухаживал, помогая матери как младший сын. Примерно в 1918 году они умерли от дифтерии вместе с главой семьи Юдой. Где и когда это было, где они похоронены точно неизвестно. Бабушка Крейна была в девичестве Гуревич, у нее была сестра Лиза и брат Владимир (?). Лиза была замужем за Меером Оршанским, возможно, родственником тех самых Оршанских, на которых работали Малкины. У брата бабушки был сын Ниссон. Мой отец помнит, что после войны все они жили в Брянске. 

История моих Малкиных, можно сказать, начинается со смерти прадеда Юды и двух девочек-двойняшек от дифтерии (до этого момента нет никаких ни воспоминаний, ни документов… Пока нет).  Моего деда Абрама спас какой-то заезжий доктор, сделав ему трахеотомию. Бабушка осталась вдовой, младшей дочери Берте было 9 лет, да еще три сына — Мотл, Хаим и Абрам. А на дворе, между прочим, был 1918 год. И в Беларуси было очень неспокойно.

Четвертый год шла война. Отступление русских войск в 1915 г. сопровождалось массовым бегством гражданского населения в восточные районы Беларуси. К осени 1915 г. беженцы заполнили всю ее восточную часть. Тысячи бездомных, голодных, нищих людей погибло от эпидемий, голода и болезней (не от одной из этих эпидемий умерли дед Юда и его дочки-двойняшки?). Поскольку беженцы «постоянно угрожали порядку и спокойствию» в тылу армии, их в принудительном порядке стали выселять за Днепр. В мае 1918 г. в России жило 2,3 млн. беженцев из Беларуси. С 1919 года началась история БССР в составе РСФСР. 

Мотик

Старший сын Крейны и Юды, Мотл родился в 1895 году (его в семье звали Мотик, а по документам он был Марк). Отец рассказывал, что он был деловым и активным человеком и даже пытался организовать свечной заводик (или, по другим сведениям, мыловарню). В итоге Мотл переехал в город Орел, продвинулся там по партийной линии, стал, как говорится, большим человеком. 3 октября 1941 года, танки Гудериана ворвались в Орел. Мотл успел посадить на поезд свою семью, а сам остался для участия в организации подрывных работ. Семья чудом спаслась, а его больше никто не видел. Мотл был выдан оккупантам и расстрелян.

Днем 3 октября были взорваны элеватор, многие заводы, электростанция. А остановившиеся трамваи так и остались стоять до августа 1943, когда Орел был освобожден. Жена Мотика Анна (в девичестве Айзикова) с дочерью Мурой после войны вернулись в Орел.

Мура (Мария Марковна) Малкина

Старший сын Анны и Мотла Давид сгорел в танке. Сын Муры Марк Зевин живет сейчас в Израиле, да и Мура похоронена там. 

Я пытаюсь осознать, уместить в своей голове жизнь этого поколения. Дети, рожденные в местечках, вырастали при советской власти в городах Брянске или Орле, становились взрослыми в эвакуации в Уфе или Оренбурге, получали высшее образование после окончания войны по всему СССР, закалялись при послевоенном всплеске антисемитизма, жили в то время, когда слово еврей надо было произносить шепотом, и старели за тысячи километров от места их рождения на когда-то обетованной ими земле Израиля. Так судьбы людей создают историю, а история вплетается в судьбы людей.

Запись опубликована в рубрике Моя история. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий