5. Берта Малкина и Шевел Вайнштейн

 

Берта родилась в 1909 году. Где — я пока точно не знаю. У ее сына — моего дяди Мони сохранилось свидетельство о браке ее с Шевелом Вайнштейном в 1928 году в городе Джанкой. Интересен сам факт их нахождения в Джанкое — было ли это свадебное путешествие как говорит дядя Моня, или, может быть, как-то связано с создававшимися в то время в окрестностях Джанкоя еврейскими сельскохозяйственными поселениями? Но так или иначе Берта вернулась обратно домой и потом вместе со всей семьей и бабушкой Крейной (которая жила вместе с Бертой всю жизнь) переехала в Брянск. Старший сын — Иосиф 1928 года рождения и младший сын Соломон (1933 г) родились в Брянске. 

Затем эвакуация в Уфу. Работа в кулинарном цехе какого-то производства, что сильно помогло выжить в эти сложные годы. Шевел был столяром, золотые руки. В войну участвовал в Сталинградской битве, награждён медалью За оборону Сталинграда. После второго ранения был комиссован. 

Затем был переезд из Уфы в Малаховку, а затем в Выхино. Я помню бабушку Берту примерно такой:

Отец навещал свою тетушку и брал меня с собой. Получается, что Берта — последняя из той семьи Малкиных, детей Юды и Крейны. И даже я — младший сын младшего сына младшего сына — застал ее. Как жаль, что тогда я совсем ничего не понимал. Вот бы сейчас поговорить с бабушкой Бертой, или дедом Абрамом, или даже бабушками Соней и Крейной. К сожалению по самым разным причинам их дети очень очень мало знают о своих родителях. И поэтому у меня получается так много «не знаю» или «возможно». А много ли мы знаем о своих родителях? Да и хотим ли мы что-то узнать о них? И насколько они готовы рассказать о себе…  Это маленькое исследование истории семьи — моя попытка разговора с теми, кого уже нет в нашем мире. Попытка поиска себя в цепочке поколений, истока моей памяти предков. 

Ну а закончу я первую часть чем и начинал. Я стою на пороге той самой квартиры в Выхино, куда совсем маленьким отец меня привозил в гости к бабушке Берте. В руках у меня портрет прабабушки Крейны. Жму на звонок. Я волнуюсь как все пройдёт.  И зря, мне были рады. И через два часа мы все ещё не можем наговориться. 

Через месяц дяде Моне будет 85. Его старший брат Иосиф скоропостижно умер в 50 лет, с сыном Иосифа Геннадием мы поддерживаем связь. У дяди Мони две дочки — Катя и Женя. 

В следующей части я постараюсь рассказать о моих предках и родственниках со стороны моей мамы — Маргариты. Мы увидим, каким причудливым образом судьбы и истории Малкиных и Зеличенко переплетаются между собой. 

Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий